РУС | УКР | EN | DE



Бібліотека

Бібліотека / Публіцистика

Про собак и людей

Анатолий ШАРИЙ. Про собак и людей. Часть 1

Одна статья в газете – это лишь одна статья в газете. Две статьи на одинаковую тему в разных газетах – это уже повод для беспокойства...

Десять и более статей на одну тему в разных источниках – это уже повод серьезно задуматься. И задуматься, скорее, не по поводу описанного в статье, а по поводу интереса человека или организации, которой это выгодно. Если статьи не новостные, но появляются то там, то здесь, есть все основания полагать, что имеет место выполнение определенного заказа.

Бешеные атакуют и выигрывают

Топ-темой нескольких интернет-изданий и газет стала тема нападений бездомных собак на обывателей. То напали и резиновые сапоги «в клочья изорвали», то ребенка буквально из зубов озверевших четырехлапых иродов удалось вырвать. Передачи на телевидении, сюжеты с полей сражений жителей с зубастыми монстрами, постепенно захватывающими власть в городе Киеве, не сходят со страниц периодики. Причем волна такого рода публикаций началась практически одновременно. Как будто кто-то дал отмашку, произнеся условную фразу «операция «собаки», а мастера пера и камеры начали отрабатывать заказ.

Как поднять информационную волну? Пара конвертов в карман, пара звонков, несколько просьб, и волна, набирая скорость, превращается в цунами. Надо уметь грамотно запугать, ведь именно испуг является основной движущей силой в наше неспокойное время. Испуг, а еще лучше – дикий ужас, служит своего рода смазкой для ствола, из которого должна вылететь пуля некого решения, полезного определенным силам.

Вот выдержки из статьи, опубликованной на сайте UA-reporter:

«Однако, после проведения стерилизации, животных вновь отпускают на городские улицы. Таковы новые правила «европейской» политики обращения с животными.

Возможно, подобные правила игры и подходят европейским городам, только ситуация с диким зверьем в столице Украины резко обострилась. В период кризиса многие владельцы собак были вынуждены выгнать домашнее зверье на улицу».

Нас интересует не тавтология написавшей этот опус девушки, а явный сарказм о «правилах игры». Мол, именно из-за того, что «зверье» не уничтожают, «зверье» на улицах и расплодилось. Это элементарное передергивание, в расчете на то, что такая дичайшая по своей нелогичности глупость сработает, разорвавшись в мозгу читателей тысячами маленьких осколков. Засорит мозг, и дело свое сделает. И ведь верят! Не задумываясь верят, на слово.

На самом деле, щедрая киевская власть построила целых... десять пунктов по стерилизации. При этом надо учитывать следующее – после операции животное должно пробыть под присмотром врача еще десять дней. Посчитаем, какой процент от собаконаселения столицы удалось бы с помощью такой «массы» точек по кастрации лишить возможности размножаться? О качестве предоставляемых услуг и о том, как ветеринары в этих заведениях относились к живым существам, я расскажу отдельно ниже.

И под конец статейки, разумеется, о бешенстве:

«При этом тревогу в эту ставшую проблемной ситуацию вносят эпидемиологи. Вместе с дикими собаками в столицу приходят всевозможные инфекции и болезни, переносимые животными».

Вы спросите, а где здесь про бешенство? Да в каждой строчке! Не малярия же подразумевается под «всевозможными болезнями».

О бешенстве вопят и в заголовках статей, массово появившихся в интернете. О бешенстве, которого нет в Киеве. «Нет, так будет!» – готовы с пеной у рта доказывать приверженцы идеи уничтожения «разносчиков заразы».

Никакой стерилизации! Только убивать!!!

На этом этапе повествования самое время упомянуть о ставших известных на весь мир концлагерях для собак, где братьев наших меньших уничтожали и продолжают с успехом уничтожать.

Бородянка

В Киеве на сегодняшний день насчитывается четыре основных приюта, в том числе печально известный муниципальный концлагерь для братьев наших меньших в Бородянке. Приют в Пирогово – один из первых, и построен он на месте бойни, закрытой после обнародования неких видеоматериалов. В свое время журналистке Тамаре Тарнавской удалось снять процесс умерщвления в Пироговской бойне с помощью скрытой камеры. Процесс заключался в следующем: железными щипцами бралась собака, билась дубиной по голове и швырялась в яму. Также с живых (!) животных сдиралась шкура, а щенков со всего размаха шлепали о стену. Я не советовал бы смотреть это видео людям излишне впечатлительным, так как и у совсем не впечатлительных при его просмотре кровь в жилах стынет и возникает страстное желание убить самих убийц.

По мнению подавляющего большинства представителей организаций по защите животных, то, что происходит в Украине, аналогов попросту не имеет. Видео этого натурального средневековья, творящегося за спинами улыбчивых лиц политиков, страстно мечтающих войти в Европу, потрясло тогда весь мир. Европа, прозрев от увиденного, намекнула – вы не будете лезть к нам с окровавленными телами принимающих мучительную смерть собак. Вы нам на фиг не нужны со своими концлагерями! В общем, закрыли этот собачий Освенцим, и на его месте был построен нормальный приют.

Место, где собак можно было безнаказанно убивать самым варварским способом, исчезло с карты Киевской области. Однако место это, которое для определенной категории чиновников было «свято», не могло быть «пусто» слишком долго. И появилась Бородянка...

Бородянка. Муниципальный приют. 60 км от Киева. Для всех желающих взять животного, двери этого гостеприимного заведения открыты с 12 до 14 часов по вторникам и четвергам. У входа – длинная очередь, мнущаяся под суровыми взглядами военизированной охраны. Без паспорта на территорию не пройти. При передвижении по территории вас сопровождает надсмотрщик, без позволения которого вы не можете ступить ни вправо, ни влево. Сделали что-то, что не понравилось охране, – вышвырнут вон за забор.

Чем объясняет такой режим руководство приюта? Первая причина – дабы на вас не набросились собаки. На самом деле, вдруг они узрят в посетителе своего кровного врага, перегрызут алмазными зубами стальные решетки и разорвут человека в клочья?! Второе объяснение – дабы посетители сами не отравили четвероногих узников. По мнению руководителей приюта, есть великое множество людей, которые, выносив жуткий план мести за укус, полученный в детстве, проедут более полусотни километров и подбросят в вольер смертоносное зелье.

Естественно, истинная причина тотального контроля – сохранение в тайне информации о происходящем на территории приюта. Только этим объясняется запрет на фотосъемку. А если у моего соседа пес пропал, и я его там встретил? Почему бы не сфотографировать-то? Низзя. Только попробуй – за шкирки и вон.

Процедура приобретения собаки в Бородянке тоже проста до безумия. К примеру, вам приглянулась какая-нибудь псина. Вам выпишут чек, с которым вы поедете в Киев на Бондарский переулок, оплатите свое приобретение, потом вернетесь назад через несколько дней и заберете собаку. Если очередь будет двигаться достаточно быстро, и вы успеете ВАШЕ животное забрать.

«Специалисты», работающие в приюте, заслуживают отдельной главы...

P.S. В следующей части я расскажу, ПОЧЕМУ собак так много на улицах, КОМУ это выгодно, и чем помешали бродячие псы Виктору Ющенко.

Анатолий ШАРИЙ. Про собак и людей. Часть 2

Наше общество больно давно и серьезно. И чем сильнее болезнь, чем больше она прогрессирует, тем громче звучат голоса, призывающие к уничтожению собак...

Мол, что с ними, кусачими, делать, ежели не уничтожать? Создается впечатление, что из украинцев хотят слепить дикарей, для которых живые существа превратятся просто в куски мяса. Дикарей без жалости, без сострадания, без разума даже...

Жлобы лучше собак?

Убийство преподносится как единственное действенное средство уменьшения популяции бродячих собак. Мол, животных на улицах развелось – пропасть. Потому их надо убивать.

Причем, как подчеркивают некоторые индивидуумы, «убивать наиболее дешевым способом». В разрезе этого детилин – не вполне подходящее средство. Не самое дешевое. Тут надобно брать дубину и, используя опыт Пироговского концлагеря, разбивать головы несчастным псам.

Или не разбивать. Потому что психически ненормальных – небольшой процент от общего числа граждан. Потому что наше общество состоит не сплошь из садистов и фашистов, для которых убить мыслящее, имеющее характер существо – раз плюнуть.

Вот я, к примеру, предлагаю травить не собак, а... жлобов, уничтожающих Киев! Скажете, вреда от них меньше, чем от бродячих собак? Намного больше!

Собаки, говорите, кидаются? А жлобы не кидаются? Собака цапнет, жлоб – пырнет, изнасилует, унизит, втопчет в грязь. И популяция этих пивососущих уродов постоянно увеличивается. Они проникают во все сферы жизни столицы, отравляют воздух своим потом, вытаптывают парки, застраивая скверы, отвоевывая у цивилизованных людей жизненное пространство, тем самым реально, во сто крат сильнее, чем собаки, мешая жить.

Вы скажете, что человек – венец мироздания, и сравнивать его с какой-то там собакой нельзя? А я спрошу – кто так решил? Сам человек?

Этот «венец» ежегодно безвозвратно вырубает 13 миллионов гектаров леса, ежедневно уничтожает 70 видов живых существ и растений. Зато сам каждые 12 месяцев увеличивает свою популяцию на 100 млн. особей.

Несовершенная природа человека подсознательно стремится к собственной самоликвидации посредством тотального выжигания всего вокруг. «Венец» уже принимал когда-то «гениальные» решения по тотальному уничтожению воробьев. В результате несколько десятков миллионов «мудрейших из всех земных созданий» в страшных мучениях отбросили копыта.

Всегда, когда человек решал уничтожить популяцию животных или стереть с лица Земли очередной лес, это решение било по самому «царю зверей» безжалостным бумерангом.

Известно, что уничтожение дворовых собак неминуемо приводит к увеличению популяции грызунов, являющих собою на самом деле мощную угрозу жителям городов. Тут уже не чумками, а настоящей чумой пахнет.

Но тем, кто даже смерть умеет ставить на поток, всегда и везде пахнет одним и тем же – деньгами. Большими деньгами.

Денежная подоплека

Бородянские «специалисты», забивающие насмерть «особо опасную» таксу (реальный случай), свое дело знают.

Они знают, как лишить пса жизни с помощью запрещенного, но очень дешевого детилина, вызывающего судороги и медленную мучительную смерть.

Они знают, как набить в один вольер 30 собак вместо пяти. Как разместить на двух квадратных метрах трех кавказских овчарок и одного пуделя. Знают, как этого пуделя, благополучно съеденного волкодавами, списать.

Но самое главное – они знают, как заработать денег на отлове и на усыплении.

К примеру, на эвтаназию выделяется 100 гривен. Это с учетом нормальных медикаментов, после введения которых собака засыпает. А что, если по документам провести 100 гривен, а использовать старую добрую дубину?

Что если, забирая со двора стаю, до приюта довозить половину животных, а остальных по дороге «терять»? За безвозвратный вывоз собак со двора платят по 400 гривен за штуку. Что если всех убивать, и делить полученные за 10 собак 4000 гривен на двоих-троих? Хороший прибавок к жалованию, не правда ли?

Миллионы, выделяемые на решение вопроса с бродячими животными, «пилятся» и теряются.

Сам вопрос намеренно раздут. Никто не оспаривает тот факт, что в Киеве популяция дворовых собак достигла колоссальных размеров.

Но КТО приказывал забирать с улиц кобелей, а сук с щенками оставлять «на развод»?

Кто и зачем давал заведомо невыполнимые распоряжения относительно стерилизации?

Кто и зачем довел ситуацию до состояния патовой, когда мнение граждан корректируется путем нагнетания обстановки, когда мнением манипулируют посредством статей и сюжетов в новостях?

Пока тысячи горожан сокрушаются, десятки чиновников получают сверхприбыль. Я не удивился бы созданию специальной муниципальной школы для обучения дворовых собак кусанию прохожих. Гулять так гулять, пугать так пугать...

Психологическая подоплека

Есть люди, любящие собак, а есть люди, относящиеся к ним негативно. И это, в общем-то, нормально. Я, к примеру, кошек не люблю. Но я никогда не стану призывать к убийству этих животных, и я никогда не буду одобрять их уничтожение.

Зачастую, корни неконтролируемой, садистской ненависти к братьям нашим меньшим сокрыты в детстве самих убийц. Это практически всегда психически не совсем нормальные люди. Дело киевских потрошительниц собак и вешательниц крысят, осужденных уже не только Украиной и Россией, но и всем миром, – яркое тому подтверждение.

Люди, недополучавшие тепла, лишенные родительской ласки, подвергавшиеся сексуальному насилию, съедаемые комплексами из-за внешности или положения в обществе, – вот своего рода авангард гвардии убийц животных.

Такие неуверенные, слабые, несчастные люди самоутверждаются за счет насилия над еще более слабыми. Они возвеличиваются в собственных глазах, уничтожая животных, они «мстят» миру, отыгрываясь на тех, кто не может дать сдачи. Согласитесь, что из человека, под покровом ночи подленько разбрасывающего яд перед парадным, такой же повелитель Земли, как из нашего Президента – Глава государства.

К слову – о Президенте.

Везде, где бы ни ступала нога нашего Гаранта, волонтеры и местные жители подбирали трупы животных. Может быть, первое лицо желает таким образом безграничную власть прочувствовать? Где еще прочувствуешь, как не на собаках... Хоть Фрейда воскрешай, чтобы объяснил. Куда ни приедет Гарант, в том месте собак и потравят предварительно. Какой-нибудь Саркози после подобного рода гнилых делишек вынужден был бы уйти с поста, а наш – ничего, держится. Обеими руками.

Потому что убийство собаки для коренного жителя украинской глубинки – не преступление, и даже не порочное действие. Для махрового «красношеего пастушка» ничего предосудительного в убийстве животного нет.

Звучат иногда высказывания о том, что, мол, селяне привыкли к тому, что собаки их дома охраняют, потому, переезжая в мегаполисы, заводят в квартирах лающих мохнатых друзей.

Так вот, господа знатоки психологии сельских жителей, это ложь. Для людей, проживающих в селах, собака является чем-то наподобие забора или ружья. Неодушевленным предметом, охраняющим жилище.

Кормят это существо от случая к случаю. Кормят так, что порой диву даешься, в чем душа какого-нибудь Полкана держится. Мне приходилось бывать в селах, и всегда это холодное, циничное отношение к собаке, как к неодушевленному предмету, просто-таки поражало.

Никогда в жизни насквозь меркантильный жлоб не станет кормить, делать прививки – в общем, тратить деньги на собаку просто так...

То, что единственно верным выходом из ситуации с бродячими животными является умерщвление – также циничная ложь.

Можно создать и осуществить реальную программу по стерилизации, есть возможность строить приюты (и это вовсе не так дорого, как кажется!).

И главное – существует острая необходимость в строгом наказании тех граждан, для кого собака – игрушка. Завел породистого питомца, но не желаешь участвовать в выставках? Стерилизуй! Имеешь в квартире дворнягу? Стерилизуй! Родились щенки? Предоставь отчет, куда ты их дел.

Необходим скрупулезный учет поголовья собак, максимально жесткие санкции к владельцам, «просто так» сводящих своих домашних любимцев и «раздаривающих» многочисленные потомства.

Но главным в вопросе отношения цивилизованного человека и собаки, пусть даже дворовой, является то, что не следует человеку становиться животным. Надо помнить о том, что ответственность за ситуацию с дворовыми псами лежит на нас самих.

И решать вопрос скотскими методами - значит окончательно признать, что мы – обычные дикари, место которых – на задворках мира. На окраине мира. Мира, постепенно осознающего, что только разумное сосуществование с живыми существами продлевает жизнь нам самим...

17.09.2009 - 22.09.2009
Анатолий ШАРИЙ
FromUA

Адрес статьи в Интернет: http://from-ua.com/voice/9b13d3e057f60.html , http://from-ua.com/voice/393055cd78a21.html