РУС | УКР | EN | DE



Бібліотека

Бібліотека / Публіцистика

Показушное благородство?

Сегодня в Киеве официально существуют не менее пяти общественных организаций, занимающихся защитой животных. В стадии регистрации – еще девять (!). Такого количества более чем достаточно, чтобы закрыть вопрос о жестоком обращении с братьями нашими меньшими раз и навсегда. Но этого не происходит. Почему? Что мешает осуществлению целей защитников животных, и какие это цели? Попытки разобраться порождают лишь новые вопросы...

Всевозможные общества защиты животных, не говоря уже об официальных и неофициальных приютах (немалое, на наш взгляд, количество), объединившись, уже давно могли бы «продавить» массовостью и авторитетом все решения, необходимые для формирования более лояльного отношения украинцев к домашнему и дикому зверью, и обязать местные власти этим решениям подчиняться. Но, к сожалению, ничего подобного не происходит. Каждая из организаций почему-то держится обособленно, почти всегда очень нелестно отзываясь о своих то ли коллегах, то ли конкурентах. Международные общества защиты животных вообще не хотят иметь ничего общего с местными, предпочитая действовать самостоятельно и небезосновательно считая, что таким образом удастся достичь гораздо большего намного быстрее, чем «тянуть» на себе амбициозных «местечковых спасателей» и нести ответственность за их непредсказуемые поступки. Неумение или нежелание объединить усилия наносят украинскому движению в защиту животных непоправимый вред, но руководители организаций – «зоозащитников» упрямо конфликтуют между собой и постоянно что-то делят.

Видимо, этим и объясняется тот факт, что представители международного объединения “SOS” принципиально не вошли в состав недавно созданного в Киеве общественного совета по вопросам защиты животных при Управлении охраны окружающей среды Киевской горадминистрации. В своих комментариях прессе они утверждают, что в нем не представлена ни одна действительно работающая в названной сфере организация.

Чем это вызвано? Давайте попробуем разобраться.

Сначала несколько наблюдений. Общаясь с членами названного совета, я сам был поражен тем фактом, что на одном из заседаний представители «конкурирующих» объединений затеяли спор, переросший в целый скандал за право… выкупить четверых собак у коммунального предприятия «Приют для животных» (это место, как утверждают многие, является «правопреемником» живодерни). И это в тот момент, когда названное КП собиралось уничтожить более 300 животных! Предложение объединиться и спасти жизнь хотя бы восьмерым псам вызвало лишь новый шквал взаимных обвинений.

Не выдерживает никакой критики отношение украинских «зоозащитников» к окружающим. Нередко от необоснованных нападок с их стороны страдают владельцы породистых животных. Кинологические и фелинологические клубы запросто объявляются врагами всех и вся, преследующими исключительно корыстные цели. О том, что организации, занимающиеся чистопородным разведением, сами заинтересованы в том, чтобы плоды их кропотливого и многолетнего труда не оказывались выброшенными на улицу, а за жестокое обращение с животными обязательно следовало бы суровое наказание, как правило, не хотят даже слышать. Аргумент один: «Лучше бы нам дали денег на кормление уличных котиков и песиков, а не тратили их на нужды своих питомцев, на проведение выставок и прочую ерунду». То, что в Украине постоянно нарушаются права людей, имеющих животных, их не волнует абсолютно. «Сколько собачек вы спасли?» – кидаются они к вам с вопросом, на который так и хочется ответить: «Всех! Я не убил и не обидел ни единой!»

Наша справка

Несколько предвзятый и чуточку недоброжелательный тон автора может объясняться конфликтом интересов. Судя по статье на Официальном портале Украинской федерации спорта с собаками, Валерий Лопата имеет отношение к этой организации.

Из комментариев к статье

увы, Валерий написал лишь о "плохом копе" - тех, кого он так пренебрежительно назвал "зоозащитничками". а "хорошие копы" - хозяева породных животных, пользуются ими в качестве бойца на кровавом шоу, свиноматками и племенными быками для торговли щенками или котятами дорогих пород, тюфяками для бития, если напился и вдруг что-то разозлило, игрушками для малолетних детей, конечно, до первой царапины или прикуса. животные в этом городе - товар, бракованный и первокласный, фешенебельный и ширпотребный. общественные организации не обязаны выполнять функции кабмина или верховной рады, они состоят из добровольцев, каждый из которых может участвовать в силу желания и средств. микроклимат в организациях разный: от состояния братства до шизофренической враждебности и тупости. но есть одно большое отличие от "хороших копов" - животные не товар, а родня, большая и проблемная родня.не зависимо от породы и пола, размера и характера. все хотят жить, всем нужно помочь. и если каждый десятый киевлянин возьмет опеку над беспризорным животным - проблема будет решена. так что Валерий, есть еще чему учиться и есть о чем писать.

Мысль о том, что помогать бездомным животным эти «спасатели» решили сами, что это – их собственный выбор, и он совсем не обязательно должен быть поддержан всем человечеством, даже не возникает в «горячих головах». Святая уверенность, что им все должны, порой вызывает просто нескрываемое раздражение. Решили спасать – спасайте! Нет денег, места, времени: все это – ваши проблемы, уважаемые «защитнички»! Тем более что совершенно незаметно особого рвения действовать. Одни лишь заявления, что «мы – самые-самые», а также бесконечные просьбы «помочь деньгами». Не представляю себе Бриджит Бардо в метро с табличкой «Помогите животным». Нашим общественным «спасателям» по возможностям до нее никогда не дорасти, зато амбиций – куда там Бардо! Наполеон по сравнению с ними – набор комплексов! Активно-агрессивные действия таких организаций вызывают многочисленные споры, лишний раз настраивают общество против себя и, как следствие, против животных в городе. В результате – ругаемые всеми коммунальные предприятия просто идут на поводу у толпы и «принимают меры», безжалостно уничтожая собак и кошек, причем, не разбирая особо – бездомное животное попало в конвейер смерти или хозяйское. Порой мне кажется, что таких «защитников» специально поощряют местные власти, чтобы совершенно обоснованно реагировать на возмущение горожан и за все большие и большие бюджетные деньги «решать проблему».

Читатель может возразить, что общества защиты животных поддерживает немало добровольных помощников, которые действуют даже при наличии некоторых разногласий среди лидеров. Но, к сожалению, количество организаций совсем не обязательно является показателем количества людей, реально отстаивающих права животных. В каждом из таких объединений имеется один – два активиста, а остальные лишь гордо именуют себя волонтерами, что, впрочем, не мешает им «спасать животных» с перерывами на выходные и праздничные дни. Не верите? Зайдите на любой интернет-форум, посвященный бездомным собакам и кошкам. На призывы лидеров остальные, часто именующие себя «активистами» и «помощниками», отвечают примерно следующее: «в любой другой день», «только на полчаса», «не могу, т.к. еду на дачу» и т.п. Зато участие полгода назад в какой-либо благотворительной акции вспоминается этими людьми часто и преподносится, как подвиг. Такое «волонтерское движение» больше напоминает индульгенцию для собственной души: «Я делаю доброе дело – спасаю животных». Со скуки покормить котенка на улице, после чего поведать друзьям историю о сложнейшей «спасательной операции» – о самопожертвовании в этом случае речь не идет.

Но и это, к сожалению, не все. Под видом благотворительных организаций и отдельных активистов действует огромное количество профессиональных нищих. Эти люди «собирают средства» на спасение бродячих собак и котов, апеллируя к чувству сострадания у окружающих. Такие «защитники прав животных» почему-то очень не любят вопросов, как и на что было потрачено собранное и перечисленное (порой, это довольно большие суммы), а предложения поддержать их стройматериалами, продуктами и т.п. отвергают, предпочитая деньги. Замечено, что многие люди, равнодушно проходящие мимо немощной крестящейся старушки или матери с грудным ребенком, тем не менее, бросают монетку несчастной собаке, свернувшейся калачиком в неудобной картонной коробке. Наверняка, многие читатели не раз встречали на улицах «бабушек» с кусками картона, на которых корявыми буквами выведены просьбы о помощи несчастным животным. Одетые в лохмотья и окруженные стайкой грязных нечесаных собак и кошек с веревками вместо поводков и ошейников на шеях, эти люди далеки от каких-либо благородных идей. Скорее всего, из собранных пожертвований животным не перепадет ничего. А погибших от голода или болезней просто «заменят» другими, благо в городе их каждый год плодится много...

* * *

В психологии есть такой термин: «замещение». Это когда всего лишь одно негативное событие сводит на нет все позитивное, что произошло до этого. Например, будучи один раз облитым грязью с головы до пят от влетевшей в лужу автомашины, проскакивающей перекресток на огромной скорости и игнорирующей сигналы светофора, Вы будете утверждать, что если не все, то большинство водителей – хамы. Та же история и с «зоозащитниками»: на виду в основном находятся те, кто своими действиями лишь накаляет и без того горящие страсти, но кроме громких требований «давайте же что-то делать», ничего конструктивного предложить не в состоянии.

Конечно, есть и другие, умеющие сформулировать суть проблемы и предложить реальные пути ее решения. Более того – действующие, а не ожидающие милостей и подачек. Но, как известно, благородные дела не нуждаются в рекламе, если совершаются искренне, по велению сердца.

Валерій Лопата
16 октября 2006

Адрес статьи в Интернет: http://h.ua/story/20730/


Защитники природы оказались эгоистами

Добровольцы, принимающие участие в различных мероприятиях по охране природы, делают это в большой степени из эгоистических побуждений. Такой вывод сделали психологи из Университета Альберты, которые исследовали мотивы добровольцев, наблюдающих за пурпурными лесными ласточками Progne subis. Пресс-релиз работы доступен на сайте Университета Альберты.

Добровольными защитниками природы в первую очередь движет желание получить какую-то выгоду для себя, а не желание сохранить флору и фауну планеты. Люди, наблюдавшие за ласточками, признались, что им нравится делать это, так как они получают удовольствие от общения с птицами и наслаждаются чувством достигнутого результата. Кроме того, добровольцы получают удовольствие от контактов с другими людьми, вовлеченными в мониторинг. Альтруистические причины, такие как забота о ласточках, указывались заметно реже.

Одной из главных целей проведенного исследования было выяснение того, каким образом можно мотивировать людей добровольно принимать участие в мероприятиях по охране природы и как предотвратить их разочарование в этой деятельности. Бюджет природоохранных организаций не позволяет им содержать большое количество оплачиваемых сотрудников, поэтому мотивирование добровольцев является немаловажной задачей.

http://www.lenta.ru/news/2008/08/10/egoist/

Я выбираю общество "эгоистов"

Подобные "открытия" (см. процитированную статью "Защитники природы оказались эгоистами"), недрогнувшей рукой обнажающие "истинные мотивы" самых светлых побуждений и поступков, появляются с завидной регулярностью. Делать выводы относительно их научной ценности предоставляю специалистам; сейчас речь о нравственной стороне вопроса.

Родоначальник эры цинизма Зигмунд Фрейд поставил современного человека с высшим образованием в неловкое положение: говорить о своей искренней и глубокой любви к родителям в присутствии других эрудированных личностей стало как-то неудобно. Вековечные ценности, способствовавшие выживанию человечества на протяжении всей его истории, оказываются поставленными под сомнение; от догматичной (или искренней) любви маятник мировосприятия переходит в позицию крушения жизненных ориентиров и замешательства. Вернется ли пострадавший от этого крушения человек к своим прежним позициям или остановится на полпути, оставив в душе пространство разрушительному цинизму?

Кто ответственен за это разрушение душ? Не ученый ли, труд которого только тогда имеет смысл, когда направлен на благо человечества? Ведь его дорогостоящую деятельность финансирует общество - то самое, против которого потом оборачиваются результаты. К сожалению, в науке самыми продуктивными часто оказываются фанатики, в погоне за целью пренебрегающие собой, своим окружением и - самое непростительное! - всем человечеством. И если уж результат научного поиска не предсказуем, то за манеру его представления ученый несет полную ответственность - нравственную отвественность ученого. От себя могу добавить только: и журналиста.

Фрейд давно отошел в мир иной, но лавина стронулась. Психологи и социологи при поддержке биохимиков и иже с ними наперебой наносят удары по сторонам личности, доселе всегда считавшимся возвышенными. Любви больше нет, она распалась на животное половое влечение и тривиальную химическую реакцию с участием гормонов. Наши глупые предки напрасно томились, исцеляли душу слезами, пролитыми над клочком надушенной бумаги... Только почему-то все чаще "продвинутый" современный человек страдает неврозами, психозами и прочими синдромами потери себя.

Теперь вот дошла очередь и до "эгоистов"-зоозащитников. Но знаете, что скажу я ученым циниками и журналистам, в погоне за сенсацией утрачивающих нравственные ориентиры?

Я выбираю общество "эгоистов", ради своего удовольствия заботящихся о других, и оставляю вам общество эгоистов, увлеченно заботящихся только о себе!

Koala
17 августа 2008

Адрес статьи в Интернет: http://h.ua/story/122629/