РУС | УКР | EN | DE



Бібліотека

Бібліотека /

Отрезав умирающему мужчине ухо, Витя с Игорем погавкали в него, как в микрофон

Уголовное дело против троих бывших одноклассников, на счету которых 29 преступлений, в том числе 21 убийство, уже направлено в Днепропетровский апелляционный суд. Родственники жертв требуют, чтобы процесс был открытым, адвокаты обвиняемых считают, что не нужно лишний раз накалять страсти.

Напомним читателям, что первая информация о серии убийств в Днепропетровске появилась в нашем издании в июне 2007 года, после того как на жилмассиве Красный Камень были за одну ночь убиты два человека - ранее судимый бомж и молодая сотрудница коммерческой фирмы.

Почерк преступников оказался похожий: оба жителя Днепропетровска погибли от удара тяжелым предметом по голове, в обоих случаях отсутствовали мотивы преступления. События после этого стали развиваться стремительно. Практически каждую неделю неизвестные убийцы выходили на свою страшную охоту. Нападали даже средь бела дня. Обезображивали лица убитых людей, как позже выяснилось, молотком.

Вскоре у правоохранителей уже были приметы душегубов. Случайные свидетели и выжившие после нападения пострадавшие утверждали, что это парни лет двадцати, невысокие, щуплые, темноволосые, модно одетые. В одних случаях их было трое, в других - двое. Колесили они по городу и его окрестностям то на темно-зеленом "Дэу" с табличкой такси на крыше, то на похищенных у своих жертв мопедах.

Криминал

КГОЗЖ публикует эту подборку статей о зверских преступлениях против личности, чтобы проиллюстрировать и без того понятную нормальным людям мысль: с жестокости по отношению к животным начинается жестокость к людям.

Другие статьи этой серии в Библиотеке

Прекрасно понимая, что кольцо вокруг них сжимается (после одного из убийств они утопили в карьере на Красном Камне похищенные мопеды), эти отморозки словно спешили погубить как можно больше людей. В ночь на Ивана Купала их жертвами стали 32-летняя Лена Шрам, 21-летний Егор Нечволода и 13-летний Андрюша Сидак, ехавший с другом на рыбалку. С людьми убийцы расправлялись столь зверски, что правоохранители чуть не пошли по ложному следу, решив, что действуют обезумевшие наркоманы или психически больные маньяки.

"Парни словно соревновались друг с другом, кто расскажет о преступлениях больше и подробнее..."

Страшно даже представить, что могло произойти, если бы поиск этой компании затянулся, как в деле серийного убийцы Сергея Ткача, на месяцы, а то и годы. Но, пообещав не позднее чем через десять дней обнародовать фотографии убийц, руководивший в ту пору областной милицией Иван Ступак слово свое сдержал: в конце июля были задержаны трое 19-летних парней - бывшие одноклассники, которые даже не могли объяснить мотивы своих злодеяний. Учитывая особую жестокость преступлений, расследование дела было передано в Днепропетровскую областную прокуратуру. Следственной группе понадобилось всего лишь девять месяцев, чтобы распутать клубок из 29 эпизодов и сформировать доказательную базу. Насколько это было сложно, рассказал прокурор Днепропетровской области Владимир Шуба.

- Владимир Васильевич, уже после окончания расследования обвиняемый в 21 убийстве Игорь С. отказался признать свою вину, родители парней тоже считают, что их сыновей оклеветали. Были ли у следствия сомнения в причастности троих друзей к этой серии преступлений?

- Существует такое понятие, как презумпция невиновности, то есть человек не может считаться преступником, пока его вина не будет полностью доказана. По нашему законодательству даже признание самого обвиняемого не считается доказательством. Из этого мы и исходили, по крупицам восстанавливая картину каждого преступления. Нужно сказать, что троица охотно шла на признания - без всякого нажима и давления. Они словно соревновались друг с другом, кто расскажет больше и подробнее. Память у них, слава Богу, отличная, поэтому вспоминали все в мельчайших деталях: кто куда бил, под каким углом вставлял в глаз отвертку, как выбирали жертву, чтобы человек в момент нападения был беззащитен. К примеру, предпочитали тех, кто ехал на мопеде или велосипеде: сбивали их трубой на ходу, и ошеломленный падением человек даже не сопротивлялся.

В расследовании каждого эпизода мы исходили не из самого факта преступления, а прежде всего из показаний подозреваемых. Назвали они дату и место убийства, совершенного месяц или два назад, - мы едем вместе с ними на это место. И точно, там установлен траурный веночек. Так было в Днепродзержинске, Днепропетровском районе, в селе Песчанка, в областном центре. Воспроизведение всех преступлений записывали на видео в присутствии свидетелей, а уже потом из милиции затребовали уголовные дела, возбужденные по данному факту, с описанием повреждений, результатами экспертиз.

Представьте, все совпадало! То есть придумать подобное они просто не могли. Более того, даже столь убедительные доказательства мы подкрепляли результатами экспертиз, в том числе ДНК. Это очень дорогое исследование, но прокуратура его все-таки оплатила. Следы крови на вещах подозреваемых были идентифицированы: они действительно принадлежали жертвам, что опровергнуть невозможно. Ошибка в подобных исследованиях возможна в одном случае из 100 миллиардов, поэтому суд учитывает их в качестве самых веских доказательств. К тому же некоторые убийства парни снимали на видеокамеру мобильного телефона или просто фотографировались на месте преступления. На экране, как известно, отмечается время и дата съемки, по которым мы и определяли, что Игорь и Виктор были в момент убийства рядом.

- Неужели вы целиком полагались на их искренность?

- Конечно, нет! Проверяли причастность этой троицы ко многим аналогичным преступлениям, совершенным на территории области, в том числе к двум нераскрытым убийствам в их родном Ленинском районе. В трех случаях доказательств мы не нашли, поэтому вернули материалы в райотделы. Нам незачем было приписывать им то, что они не совершали. В остальном же никаких трудностей при сборе доказательств у нас не возникало. Кроме, конечно, стресса, который испытывали даже бывалые следователи при знакомстве с обстоятельствами убийств. И сомнений в причастности друзей к совершенным преступлениям тоже не было. А отказ одного из обвиняемых от собственных показаний еще ни о чем не говорит. Люди, которые сами признают свою вину, вообще в нашей практике встречаются крайне редко.

"Мы спросили убийц: "Вы считаете себя последователями нацистов?" "Нет, - ответили они, - мы просто... игрались"

- Владимир Васильевич, наша газета писала, что психолого-психиатрическая экспертиза признала убийц вменяемыми и такими, которые могут отвечать за свои преступления. Но защита придерживается другого мнения и хочет повторного, независимого, обследования обвиняемых.

- У нас нет повода сомневаться в профессионализме специалистов, проводивших экспертизу. Подозреваемые в серии убийств парни - не маньяки, а нормальные в психическом плане люди без каких-либо явных патологий. Их поступки нужно оценивать с точки зрения не психологии, а морали. Я общался с ними и могу сказать, что они не вызывают какого-то омерзения: наивные, испуганные, готовые на все, чтобы себя оправдать. Каждый говорит не "я", а "мы с другом", объясняют, к примеру, что "я бил три раза по голове, а друг - четыре, но убивать мы не хотели". Такая вот логика! Думаю, дело здесь не в психических отклонениях, а в дефиците воспитания. Когда ребенок с детства агрессивный, непослушный, родители стараются эти его черты исправить, прилагают усилия, воздействуют на характер. А если сын спокойный, послушный, так сказать, серенький (именно такими были по словам педагогов эти мальчики), вроде и родительских усилий никаких не требуется. Достаточно одеть, обуть и накормить. Но мы забываем, насколько агрессивная среда окружает сегодня наших детей. На экранах телевизоров, в компьютерных играх, на сайтах интернета предлагают массу способов почувствовать себя супергероем. И, как правило, они не мечтают, как когда-то наше поколение, учиться в вузе или стать космонавтом. В ходу совершенно другие ценности, и родители должны это хорошо осознавать.

- Что же исповедовали эти "супергерои"?

- Я думаю, они были в процессе поиска и таких дров могли наломать, что нам и не снилось. Хотя, куда уж дальше?! К примеру, еще в 2005 году в Ленинском районе Днепропетровска убили собаку (выделено animalprotect.org) и окровавленной мордой нарисовали свастику на стене. А на одной из фотографий они стоят рядом с трупом убитого мужчины с поднятыми в нацистском приветствии руками. Спрашиваем у них: "Вы считаете себя последователями нацистов?" "Нет, - отвечают, - мы просто... игрались".

- Даже не верится, что они не осознавали всю бесчеловечность, весь ужас своих поступков.

- Это как раз и есть самое страшное! Я считаю, что предстоящий процесс должен стать шоком для общества. Он должен быть открытым не только в назидание убийцам, но и чтобы послужить уроком для всех родителей. Конечно, нормальный человек может просто сознание потерять, увидев кадры, снятые парнями. Но, как известно, шоковой терапией успешно лечатся многие болезни, в том числе, наверное, и жестокость. Нужно показать всем ее истинное лицо, наглядно продемонстрировать, к чему могут привести невинные, казалось бы, детские увлечения компьютерными страшилками и жестоким видео. Ведь эти 19-летние парни, убивая людей, веселились от души. Один, к примеру, отрезает у умирающего мужчины ухо и гавкает в него, как в микрофон, а другой, снимая это на видео, добивает жертву ножом. И при этом смеются, делясь впечатлениями: "Ну, мы так еще никого не колбасили! Смотри, как прикольно!"

- Одному из адвокатов они объяснили, мол, снимали убийства, чтобы потом вспоминать, как гуляли в молодости...

- Это лишний раз доказывает, что действовали они вполне осознанно. Просто выбрали для себя такую формулу жизни и даже гордились ею. Когда мы вели оперативную видеосъемку воспроизведения обстоятельств одного из преступлений, убийца попросил сотрудника прокуратуры посторониться и не загораживать его... от видеокамеры. Каково?

"Им кажется, что вот-вот все закончится, придет мама и заберет их домой. Один даже просит все время: "Позовите маму"

- Это дело уже передано в Днепропетровский апелляционный суд. Когда начнется процесс над серийными убийцами?

- Точная дата еще не назначена, идут процессуальные мероприятия. Не знаем мы и того, открытым или закрытым будет процесс. Решать это - прерогатива суда. С нашей стороны все требования соблюдены: собраны 39 томов доказательств, 19 видеокассет воспроизведения обстоятельств преступлений, на которых фигурируют и два реальных эпизода, заснятые самими обвиняемыми. В истории криминалистики это, пожалуй, первый случай, что убийцы оставили столь неопровержимое подтверждение своей вины. Приобщено к делу и множество других улик: три похищенных у жертв мобильника, золотая сережка, опознанная одной из потерпевших, банковские пластиковые карточки, принадлежавшие жертвам, два мопеда, которые друзья утопили в карьере, металлические трубы, заполненные для большей увесистости свинцом, молотки, одежда с пятнами крови, автомобиль "Дэу", на котором парни колесили по области. Кроме того, по двум эпизодам убийств нашлись очевидцы, и это тоже важное обстоятельство. У преступников есть адвокаты, мы же назначили двух государственных обвинителей.

- В чем конкретно обвиняют каждого?

- Как известно, милиция задержала в июле прошлого года троих серийных убийц: Виктора С., Игоря С. и Александра Г. В ходе расследования выяснилось, что Александр участвовал только в двух преступлениях - разбойном нападении и покушении на убийство. Игорю С. предъявлено обвинение в 21 умышленном убийстве, двух покушениях на убийство, четырех разбойных нападениях, незаконном хранении оружия и жестоком обращении с животными. У Виктора С. послужной список не намного короче: 18 убийств, 3 разбойных нападения, незаконное хранение оружия и жестокое обращение с животными. Отягчающими обстоятельствами всех этих преступлений являются предварительный сговор и корыстные мотивы, на которых настаивают обвиняемые.

- Какая же корысть была им от ехавшего на рыбалку мальчика или спящего под кустом бомжа?

- Очевидно, подобным нелюдям важен сам процесс, а не его результат. Потому что во многих случаях они даже не забрали ценные вещи...

- Родственники погибших еще на этапе следствия признаны потерпевшими. Они сами предъявили какие-то претензии обвиняемым?

- Конечно. Общая сумма морального ущерба составляет около 100 тысяч гривен. Материальный никто не предъявлял. Человеческие потери невозможно выразить никакими деньгами. Маленький ребенок потерял свою маму, старики - единственного внука, которого сами воспитали, муж-инвалид - жену, родители - любимых детей, свою надежду и опору. Чем это можно компенсировать?!

- Вы сказали, что 20-летние парни надеются свалить вину друг на друга, очень рассчитывают на помощь адвокатов. Но ведь был же, наверное, кто-то из них инициатором, а кто-то просто слабовольным исполнителем?

- О, это как раз тот случай, когда сообщники друг друга стоят. Как говорится, два сапога - пара! Идеи возникали то у одного, то у другого, и каждую они доводили до конца. Действовали спонтанно: наймет кто-то их такси, они довезут пассажира и там начинают искать жертву. Как ни страшно это звучит, но убийства были для них просто игрой. Словно в компьютере. Обычные еще пару лет назад мальчишки перепутали реальную жизнь с виртуальным миром и до сих пор живут в плену этого заблуждения. Им кажется, что вот-вот все закончится, придет мама и заберет их домой. Один даже просит все время: "Позовите маму". Увы, отвечать за содеянное придется теперь самим. И серийным убийцам еще предстоит осознать это. Им грозит пожизненное заключение. Но для общества важно не только наказать преступников, но и предупредить появление новых, найти причины этой страшной болезни и постараться с ней справиться.

RIC UA
26 мая 2008

Адрес статьи в Интернет: http://ric.ua/index.php?newsid=45120
со ссылкой на: "Факты"